Склонность к несчастным случаям и факторы, ее обуславливающие

Издавна человечество ставило перед собой вопрос о смысле жизни и смерти, осуществляло поиск путей, средств и методов, которые позволят людям выживать в экстремальных условиях. Великие мыслители прошлого, философы, политики, врачи искали ответ на этот вопрос, стараясь разработать собственные парадигмы и “рецепты” бессмертия, неуязвимости, сохранения жизни и здоровья человека в различных жизненных ситуациях. К их числу относятся заговоры, разные ритуалы и обряды суггестивного характера, обычаи и табу, употребление специальных веществ, определенных продуктов питания, пророчества, наставления и прочее. В основе большинства этих “рецептов” лежали религиозно-мифологические представления о человеке и его деятельности. Тем не менее, дальнейшее поступательно-эволюционное развитие социальных и производственных отношений в обществе обусловило научное изучение проблемы сохранения жизни и здоровья людей, факторов, которые повышают риск их травматизма и смертности в условиях профессиональной деятельности.

Начало психологическому изучению травматизма было положено на рубеже двадцатого столетия. Впервые психологическим, или личностным фактором в возникновении несчастных случаев заинтересовались в связи с высоким уровнем производственного травматизма среди вагоновожатых, шоферов, машинистов и др. Первые работы в этой области были проведены в 1910 году в Нью-Йорке в связи с запросом страховых обществ, заинтересованных в уменьшении затрат на оплату ущерба жертвам несчастных случаев.

В 1919 году Г. Гринвуд и Х. Вудс опубликовали в Великобритании работу “Возникновение несчастных случаев в промышленности - особенно многократных”. Исследователи производственного травматизма выделили из общего количества людей, которые выполняли одну и ту же работу, в тех же самых условиях, работников, вообще не имевших случаев травматизации, работников, которые имели один или два случая производственного травматизма и работников, которые травмировались весьма часто. Таким образом, исследователи пришли к выводу о наличии у работников разной индивидуальной склонности к несчастным случаям.

В 1926 году Э. Фармер и Э. Чемберс, на основе анализа коэффициентов корреляции между несчастными случаями в первый и второй периоды наблюдения, пришли к выводу, что среди работников есть небольшая группа людей, более предрасположенных к опасности, и попытались с помощью тестов выяснить присущие им психологические черты. Исследования показали, что те работники, которые чаще всего травмировались, имели худшие показатели по тесту сенсомоторной координации и худший характер.

По различным данным международной статистики, в пределах от 60% до 99% несчастных случаев, главным виновником травм является, как правило, не техника, не организация работы, а сам работник, который по тем или иным причинам не придерживался правил техники безопасности: нарушал нормальный ход трудового процесса, не использовал предусмотренные средства защиты и т.п.

Исследованием несчастных случаев на одном из машиностроительных заводов, проведенным М.А. Котиком, было установлено, что в 75,6% случаев виновниками травматизма были сами пострадавшие, в 6,1% случаев - другие работники. Лишь в 10,7 % случаев несчастье произошло по техническим причинам, а в 6,7% - по организационным причинам. Отсюда, по мнению М.А.Котика, вытекает принципиально важный вопрос: “Почему люди, которым от рождения присущ инстинкт самозащиты, самосохранения, так часто становятся виновниками своих травм? Ведь если человек психически нормален, то он без повода не станет стремиться к травме”. Такие случаи происходят или по причинам, которые не зависят от человека, или тогда, когда его побуждают к нарушению правил определенные обстоятельства.

Б.Г. Ананьев, изучая проблему общественной детерминации и индивидуального сознания человека, отмечал значимость для практической деятельности человека таких его потенциальных свойств и характеристик, как жизнеспособность, трудоспособность, одаренность, специальные способности и прочее.

В.М. Мясищев, обосновывая личностный подход ко всем психологическим проблемам, указывал на значимость функциональных возможностей личности, как в процессе, так и в конечном результате реализации отношений в трудовой деятельности людей. Исходя из этого, причины травматизма людей, по его мнению, следует искать в самих людях, закономерностях их индивидуального, личностно-психического развития и потенциала.

М.А. Котик выделяет три общие причины, которые создают некоторую общую тенденцию опасности труда и рост травматизма. Первая причина связана с эволюцией человека и его жизнью, в результате чего ухудшились физические свойства человека и выросла опасность травмирования вследствие технологических и других факторов. Второй общей причиной, которая делает условия труда и жизнь человека более жесткими и опасными, является рост цены ошибки. Третья общая причина, которая способствует росту травматизма, - адаптация человека к опасности. Постепенно происходит адаптация не только к опасности, но и к нарушениям правил, инструкций по мерам безопасности.

Кроме общих причин, существует много разнообразных, сугубо индивидуальных факторов, главным образом, психологического характера, которые способствуют намеренному нарушению правил безопасности труда и росту числа несчастных случаев (показная смелость, недисциплинированность, склонность к риску и прочее).

На сегодня достаточно широкое распространение на Западе получила теория психологической склонности к несчастным случаям, разработанная К.Марбе. Согласно данной теории, вероятность получения человеком травм может быть определена с помощью определенных статистических методов, на основании числа предыдущих несчастных случаев. По мнению К. Марбе, ранее полученные травмы должны порождать готовность организма к возникновению последующих. Эта связь между количеством предыдущих и вероятностью следующих случаев получила название “закона Марбе”, или закона рецидивов. Причиной и тех, и других является общая склонность человека к несчастным случаям, которая включает разные психологические и физиологические свойства. Анализируя и интерпретируя выявленные закономерности, К. Марбе утверждал, что его учение о “зависимости более поздних несчастных случаев от предыдущих”, основывается на индивидуальных отличиях людей, которые пережили несчастные случаи. Большую часть этих различий К. Марбе связывал со способностью переключаться, т.е. быстро изменять установку и приспосабливаться к ситуации, которая возникает неожиданно. На основе своих исследований, он сделал вывод, что люди с лучшей переключаемостью установок будут иметь меньшую склонность к опасности; люди же с плохой переключаемостью будут как бы “опаздывать” в своем приспособлении к изменениям окружающего мира и потому будут предрасположены к несчастным случаям (будут травматиками). Поскольку способность к переключению установок, по мнению К. Марбе, является естественным свойством, то и склонность к травматизму тоже в основном является естественной, заданной, но она может быть изменена под влиянием опыта и воспитания. Способность к переключению установки может определяться экспериментально, путем введения резких изменений в условия деятельности и оценивания таких изменений на ее скоростные и точностные показатели.

Наибольшую критику со стороны оппонентов вызывает утверждение К. Марбе о фатальной склонности некоторых людей к несчастным случаям, а также сам способ расчета будущих несчастных случаев.

О. Липман отмечал, что нельзя в принципе судить о склонности человека к опасности вне связи несчастного случая с реальной производственной ситуацией, где действуют свои постоянные и изменяющиеся условия. Поэтому он высказал сомнения в целесообразности использования самого понятия “склонность”.

С. Г. Геллерштейн считал, что при изучении травматизма нужно идти от анализа несчастного случая в целом к выявлению роли в нем человеческого фактора, а не так, как это делал К. Марбе, который старался объяснить причину несчастных случаев, опираясь только на “личностный фактор”.

В отличие от К. Марбе, который выходил из предположения, что индивидуальные свойства человека являются стабильными и неизменными, В. М. Коган считал, что личностно-психологические черты человека, которые влияют на безопасность его труда, довольно непостоянны. Повторяемость же несчастных случаев может быть проявлением не каких-то определенных устойчивых качеств человека, а следствием повторения одной и той же профессиональной ошибки. Тем не менее, на наш взгляд, утверждение В.М.Когана является также довольно спорным, поскольку повторение человеком одних и тех же травмоопасных ошибок в процессе труда является следствием функционирования его психики. Именно недостаточное развитие определенных психических процессов, черт и свойств личности, которые составляют в целом важнейшие стороны функционирования человека - адаптированность и обучение, приводит в конечном итоге к повторному совершению профессиональных ошибок.

Вопрос о том, как факт осознания человеком физической опасности, которой он подвергался или подвергается в процессе работы, отражается на его психическом состоянии и как это, в свою очередь, влияет на его склонность к несчастным случаям, рассматривался М. Гринвудом и X. Вудсом. Они высказали предположение, что полученная травма может вызвать у человека страх перед опасностью труда и породить у него стойкую индивидуальную склонность к новым несчастным случаям.

А. Куглер и Г. Майергофер также указывали на то, что предыдущий несчастный случай порождает у рабочих такие состояния, которые способствуют возникновению следующих.

Подобные состояния З.Фрейд называл “травматическими неврозами”. Он расценивал их как результат фиксации организма на моменте происшествия и связанных с ним сильных переживаниях: человек не может забыть травматическое событие, и это событие будто продолжает висеть над ним и воспринимается не как прошлое, а как такое, что еще должно быть пережито.

Анализируя этот вопрос, Т. Гартман отмечает, что условия жизни и повторяемость несчастных случаев могут привести к тому, что человек потеряет веру в возможность избегнуть несчастных случаев и после очередного несчастья будет ждать следующего. В таком поведении автор усматривает проявление так называемого “эффекта Карпентера” (английский психолог Карпентер выявил следующую закономерность: каждое восприятие или представление порождает склонность к подобному же восприятию или представлению). Этот закон, как отмечает Т. Гартман, оказался справедливым для разных проявлений человеческой деятельности, в том числе и в сфере ошибочных действий. Поэтому автор приходит к следующему выводу: кто продолжительное время настроен на возможность допущения ошибки, кто долго покоряется возможности несчастного случая и потому долго находится в состоянии страха, тот станет жертвой собственной тревоги по поводу опасности, поскольку волнение перед ожидаемым несчастным случаем непременно приведет к его реальному возникновению. Поэтому людям, которые часто попадали в ситуации, связанные с несчастными случаями, более присуще стремление избегнуть неудачи, чем достичь цели.

В исследованиях Д. Вона было экспериментально показано, что на повторность травматизма влияет нечеткое распределение обязанностей, плохо составленные инструкции по мерам безопасности, неудовлетворительные методы инструктирования.

А.Л. Чижевский установил наличие связи между повышением активности Солнца и разными событиями на Земле - числом смертей, самоубийств, апоплексических ударов и других несчастных случаев. Одна из наиболее вероятных гипотез, которые объясняют связь между скачками солнечной активности и ростом числа происшествий на Земле, трактует этот факт как результат влияния на организм и психику людей низкочастотных (инфрадлинноволновых) излучений, которые по своей частоте относительно близки к основным ритмам биологической активности человеческого мозга. Поскольку вспышки на Солнце в наше время заранее прогнозируются, высказано предложение специально предупреждать работников о возникновении этих влияний и снижении их защищенности от несчастных случаев. Как сообщает венгерский ученый И. Ермени, использование подобных предупреждений в Венгрии позволило сократить производственный травматизм на 10-20%.

Шведскими учеными была выявленная связь между числом ошибочных действий работников и их суточными биологическими ритмами. Наибольшее число таких ошибок в дневное время приходится на период с 11 до 15 часов, а в ночное время - с 2 до 5 часов утра. Словацкий ученый Ц.Куруч указывает, что именно на эти часы приходится наибольшее число дорожных происшествий, вызванных засыпанием водителя за рулем.

А. Хиршфельд и Р. Беган экспериментально подтвердили зависимость склонности к несчастным случаям от конфликтов, которые возникают в разных сферах личной жизни. На основе изучения происхождения 500 несчастных случаев в промышленности Детройта было установлено, что большинству из них предшествовали эмоциональные конфликты в личной жизни рабочих. Эта связь была настолько универсальной, что авторы взяли на себя смелость утверждать, будто научились по состоянию работника экстраполировать процесс развития и проявления несчастного случая. Были выделены поведенческие реакции человека перед несчастным случаем:

  • опытный работник начинает делать такие ошибки, которых не делает даже новичок;
  • теряется чувство самосохранения, и человек в самый ответственный момент начинает пренебрегать правилами безопасности, средствами защиты;
  • рабочий временами даже ощущает, что в такой ситуации возможен несчастный случай, и говорит об этом окружающим, тем не менее, сам ничего не делает для его предупреждения.

А. Хиршфельд и Р. Беган пришли к выводу, что несчастный случай - это лишь одна цепочка продолжительного динамического процесса, который включает в себя периоды до, во время и после события. Деятельность или действие, которое непосредственно вызвало несчастный случай, следует рассматривать как звено некоторого непрерывного процесса психических проявлений личности.

Исследования, которые начались с первых десятилетий прошлого столетия, относительно влияния индивидуальных свойств человека на безопасность его труда, особенно были затребованы в сфере профессионального отбора. С.Г. Геллерштейн считал, что влияние личностных черт на процесс труда и его безопасность следует изучать в непосредственной связи с профессиональной деятельностью. Он указывал, что при этом необходимо учитывать не только фактические данные личности, но и сочетание ее потенциальных возможностей и присущих ей тенденций, взятых в их конкретно-историческом содержании, т.е. в процессе формирования профессионального типа. Производственный травматизм, по мнению автора, является обостренным выражением столкновенья между человеком и профессией, он будто оголяет связь между профессией и человеческими свойствами.

По нашему мнению, неспособность отдельных людей избегнуть несчастных случаев при выполнении какого-то вида профессиональной деятельности необходимо рассматривать не как следствие фатальной склонности к получению травм вообще, а как непригодность к этому виду деятельности.

Попытка экспериментального изучения свойств личности, которые определяют склонность к несчастным случаям, была предпринята Г. Ханом. Его методика состояла из четырех тестов. Первый тест Г. Хана направленный на оценивание эмоциональной уравновешенности испытуемых и основывался на измерениях сенсомоторной реакции в постепенно усложняемых условиях. Второй тест, который использовался Г. Ханом, оценивал способности испытуемых к взаимодействию с большим числом факторов и выделял главный из них. Третий тест был направлен на оценку выдержки и терпения испытуемых, которые должны были в течение часа составлять соответствующие цифры.

Интересным является четвертый тест, который был предназначен для оценки склонности к риску. Испытания проводились возле специально вырытого для этого рва. Испытуемому, приблизительно на расстоянии 5 метров от рва, на дне которого были разбросаны осколки разбитых бутылок, завязывали глаза и предлагали подойти к краю рва. Если испытуемый с первого шага обнаруживал осторожность или же, наоборот, смело шагал к самому краю рва и его приходилось в последний момент удерживать от падения, то в обеих случаях, по мнению Г. Хана, он был предрасположен к несчастным случаям. Защищенными считались те, кто, сделав смело 2-3 шага вперед (сколько они считали безопасным), дальше останавливались, и их невозможно было заставить сдвинуться с места.

Исследование психофизиологических признаков склонности к травматизму в наше время проведены практически во всех областях промышленности. Обобщая их результаты, перечислим наиболее важные психофизиологические показатели, которые определяют склонность конкретного человека к травматизму:

  • признаки перцептивных процессов (полезависимость – поленезависимость);
  • свойства внимания;
  • уровень сенсомоторной координации;
  • особенности темперамента.

Все эти показатели вытекают из самой фундаментальной характеристики человека - свойств его нервной системы. Но при этом нельзя забывать, что человек является самоорганизующей системой, способной в процессе жизни и деятельности вырабатывать свойства, которые позволяют ему в определенной степени компенсировать свои недостатки и полнее использовать свои положительные черты в избранной деятельности.

Таким образом, в психологической науке сформировались два основных концептуальных подхода, которые объясняют природу и закономерности травматизации людей во время профессиональной деятельности.

В первом подходе основными причинами травматизма людей признаются закономерности их индивидуально-психического развития и потенциала. С одной стороны, травматизация обуславливается наличием у людей индивидуальной склонности к несчастным случаям, которая состоит из естественных физиологических и психологических свойств личности, таких, как сенсомоторные качества, перцептивные процессы, психодинамические и типологические особенности, память, адаптивные ресурсы и способность к предвидению. С другой стороны, на склонность к травматизму влияют пол, возраст, стаж работы, особенности характера и мотивационной сферы, эмоциональные состояния, уровень подготовки и профессиональной внимательности, воспитание, навыки и опыт.

Во втором подходе основными факторами травматизма называются уровень организации и особенности задач, которые выполняются в самой профессиональной деятельности, а также ряд объективных факторов техногенного, материального и социального характера.

Мировой и отечественный опыт психологического изучения травматизма свидетельствует, что от 60% до 90% травм в быту и на производстве случаются по вине самих пострадавших. Это связано с низким уровнем их профессиональной и психологической подготовки и обученности по вопросам безопасности, слабой установкой на соблюдение правил и мер безопасности, пребыванием людей в негативных психических состояниях, которые снижают безопасность деятельности специалиста.

Склонность к несчастным случаям находит свое проявление в личностных качествах, установках и ситуативных состояниях, которые снижают надежность действий работников в опасных ситуациях и создают реальные предпосылки для получения ими физических и психических травм.

В психологической науке сложилось несколько подходов к определению проблемы склонности к травматизму. Л. Броде, обосновывая влияние разных (постоянно и временно действующих) факторов на склонность человека к несчастным случаям приводит результаты исследований В. Кроеса и Б. Марголиса. Они выделили четыре большие группы факторов, которые образовывают следующие сферы исследований:

  • психический стресс, т.е. разные причины, которые нарушают нормальное психическое или эмоциональное состояние человека;
  • физические опасности, с которыми сталкивается человек в процессе своей деятельности;
  • факторы, которые создают опасность для здоровья человека;
  • факторы, которые вытекают из сложившейся системы организации труда.

Некоторые авторы (М. А. Котик, С. И. Самыгин, Л. Д. Столяренко и др.) разделяют факторы повышенного риска травматизма на стойкие или базисные и временные. Такое распределение имеет важное практическое значение, так как первую группу факторов необходимо выявлять во время профессионального отбора (практически не подвергаются коррекции). Факторы второй группы могут быть откорректированы в процессе профессиональной подготовки работников. Исходя из этого, целесообразно выделить постоянную (базисную) склонность к несчастным случаям и временную соответственно.

Составляющими базисной склонности к несчастным случаям являются функциональные изменения в нервной системе или других органах, имеющих болезненный характер, которые, хотя и не вызывают полной нетрудоспособности, но влияют на поведение человека, повышая склонность к опасности (сердечные заболевания, сахарный диабет, периодические приступы слабости, недомогание, головная боль, бессонница, подавленность, тревожность, депрессия и т.п.). Разные недостатки органов чувств, например частичная потеря зрения, глухота, также повышают склонность к опасности. Нарушение связи между сенсорными и двигательными центрами высших отделов нервной системы приводит к тому, что человек не способен с надлежащей скоростью и точностью реагировать на внешнее воздействие, которое играет главную роль в возникновении несчастных случаев. Неточные, поспешные или запоздалые действия – причина многих травм.

Факторами базисной склонности к несчастным случаям являются также слабость и инертность нервной системы. Слабая нервная система характеризуется повышенной восприимчивостью к любым раздражителям, повышенной утомляемостью, снижением трудоспособности в напряженных ситуациях, повышенной эмоциональной неустойчивостью, склонностью к растерянности и страху. Инертная нервная система характеризуется малой скоростью протекания психических, умственных процессов, низкой скоростью движений, замедленностью переключения внимания с одного вида деятельности на другой, вследствие чего человек в сложных ситуациях не успевает сориентироваться, принять решение и выполнить необходимые действия. Люди со слабой или инертной нервной системой могут быть в условиях экстремальной ситуации аварийно-опасными: погибнут сами и подведут других.

К составляющим временной склонности к несчастным случаям относятся неопытность, недостаточная профессиональная подготовленность. Неопытность приводит к повышению вероятности ошибок, которые вызывают несчастные случаи, к переживанию неуверенности, тревоги вследствие осознания того, что может произойти ошибка. Повышают склонность к несчастным случаям и пагубная страсть к алкоголю, наркотикам, отрицательно влияющим на мышление, поведение и другие сферы психической жизни человека.

Статистика свидетельствует, что среди пострадавших от несчастных случаев в профессиональной деятельности преобладают молодые люди в возрасте до 25 лет (первый пик травматизма). Тем не менее, анализ конкретных несчастных случаев позволяет утверждать, что целесообразно соотносить травматизм не столько с возрастом, сколько со стажем работы. Отсюда следует, что не определенные качества присущие молодым, а отсутствие опыта, необходимых знаний, навыков и умений чаще всего приводят к травмам. В то же время, при профессиональном стаже около 5 лет отмечается второй пик числа несчастных случаев, причиной которого является неосмотрительность. Развитие профессиональных навыков, опыт работы без травм повышает уверенность в своих силах до такой степени, что человеку кажется, что ему “все по силам”. К сожалению, это часто приводит к снижению осмотрительности, ослабляет профессиональную внимательность.

Среди характерологических особенностей, связанных со склонностью к травматизму, чаще всего называют агрессивность, чрезмерную самоуверенность, неуважение к другим людям, слабую дисциплинированность, тревожность (ситуативную), нерешительность, чрезмерную замкнутость или, наоборот, общительность, независимость, гиперответственность, склонность к риску. Нетрудно заметить, что многие из перечисленных свойств и черт полярны. Эти качества оказываются связанными со склонностью к травматизму лишь тогда, когда сила (слабость) их проявлений выходит за среднестатистические рамки. Большинство из перечисленных качеств не могут быть однозначно оценены с позиций социальной приемлемости как плохие или хорошие.

Деятельность работника обусловлена в значительной мере временными изменениями, которые возникают в его организме и определяются как психофизиологические состояния. Такие изменения могут существенным образом влиять на психические процессы, видоизменять деятельность, отражаться на ее результатах. Поэтому склонность человека к травматизму, неспособность противостоять профессиональным опасностям следует рассматривать не только с точки зрения его индивидуальных свойств, но и с учетом влияния на работников пережитых ими психофизиологических состояний.

По мнению М. А. Котика склонность к несчастным случаям зависит от функционального состояния человека. Среди таких состояний в первую очередь выделяют утомление и усталость.

Утомление – это комплекс соответствующих сдвигов в организме, вызванных трудной или продолжительной работой. Усталость – переживание состояния, вызванного утомлением. Утомление создает помехи для деятельности нервных функций, которые обеспечивают сенсомоторную координацию, в результате чего время реакции утомленного человека увеличивается, в результате чего он медленнее реагирует на внешние воздействия, вместе с тем теряет ловкость, координированность движений, что приводит к ошибкам, несчастным случаям.

Экспериментально доказано, что все аварии и несчастные случаи тесно связаны с наступлением усталости. А средством противодействия развития усталости выступает фактор заинтересованности в работе. Поэтому можно утверждать, что на склонность к несчастным случаям влияет также уровень заинтересованности и удовлетворенности человека своей работой.

В группе психических состояний, которые влияют на склонность к несчастным случаям, выделяют эмоциональные состояния. В деятельности людей, находящихся в экстремальной ситуации, часто возникает эмоциональное возбуждение, эмоциональное напряжение и эмоциональная напряженность. Если возбуждение и напряжение представляют собой процессы усиления многочисленных функций организма и это биологически целесообразно, то при напряженности возникает выраженная диссоциация функций организма, снижение надежности, производительности труда или полная потеря трудоспособности. Эмоциональная напряженность вместе с усталостью, обусловленные сменным, а иногда и ненормированным режимом работы, порождают состояния, которые вызывают склонность к ошибкам и несчастным случаям.

Г.В. Дибшлаг отмечает, что нельзя допускать, чтобы на работе возникали продолжительные экстремальные ситуации, с ними можно мириться лишь как с исключительными случаями. Люди, которые вынуждены трудиться с максимальными физическими и умственными нагрузками, по наблюдениям автора, выглядят как обессиленные. Он считает, что нормальная нагрузка на работников и их необходимая готовность к труду обеспечивается при 40% -60%, а в особых случаях кратковременно при 80% от максимальной нагрузки. 20%, которые остались, Г.В. Дибшлаг рассматривает как резерв, который допустимо использовать лишь в случаях крайней необходимости (при возникновении угрозы для жизни).

Взаимоотношения в коллективе и групповые нормы, коллективная позиция относительно опасности и средств ее предотвращения, также влияют на склонность к несчастным случаям. Если в коллективе отмечается общее снижение моральной и профессиональной культуры, отсутствие развитых норм взаимопомощи, атмосфера недоброжелательного соперничества, разобщенность и конфликтность, то это создает положительные условия для профессиональной деформации личности отдельного работника и вместе с тем увеличивает риск попадания его в ситуацию несчастного случая.

Таким образом, склонность к несчастным случаям необходимо рассматривать не просто как функцию индивидуально-психологических качеств человека, но и как результат объединения этих качеств с определенными профессиональными условиями, особенностями деятельности и другими объективными факторами.

Ключові слова: 

Також можна переглянути