Отношение к жизни и смерти у выживших вследствие крупных автомобильных катастроф

УДК 159.94
Н.В. Онищенко

Рассматриваются результаты изучения отношения к жизни и смерти у пострадавших, которые остались живы вследствие одних из самых крупных автомобильных катастроф, произошедших на Украине за последние годы. В статье показаны специфические особенности реакций на трагедию людей с разным религиозным статусом (глубоко верующие, частично и не верующие), дана оценка их поведения в ситуации, выходящей за рамки привычного человеческого опыта.

Ключевые слова: автомобильная катастрофа, выживший, психологическая помощь, отношение к жизни, отношение к смерти.

ATTITUDE TO LIFE AND DEATH AT PEOPLE SURVIVED IN SERIOUS ROAD ACCIDENTS

Natalia V. Onishchenko

National University of Civil Defense of Ukraine

94 Chernyshevskaya str, Kharkov, Ukraine 61023

The article examines the results of the study of the attitude to life and death at accident victims who survived in the most serious road accidents happened in Ukraine in recent years.  The article shows specific features of a reaction to the tragedy at people of different religious status (strong believers, partly believers, not believers), estimates their behaviors in a situation that go beyond the experience usual for people.

Key words: road accident, survived, psychological help, attitude to life, attitude to death

 

Постановка проблемы. За годы независимости вследствие дорожно-транспортных происшествий (ДТП) на дорогах Украины погибло около 140 тысяч человек, почти миллион получили в авариях тяжелые ранения и телесные повреждения. Следует отметить, что сегодня Украина занимает пятое место в Европе по числу жертв ДТП. Анализируя статистические показатели за последние три года, отметим, что в 2010 году в Украине было зафиксировано 4682 погибших в ДТП, в 2011 году погибли 4831 человека, а в 2012 году -  4712 человек. Т.е. можно сказать, что практически каждые 20 минут в нашей стране происходит как минимум одно ДТП, в течение 24 часов в авариях погибает в среднем 11 человек и примерно 85 получают травмы разной степени тяжести. Так, только за первые 15 дней 2013 года, на дорогах Украины в ДТП погибло 124 человека.

Поэтому не случайно особое внимание экстремальных психологов Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям уделяется случаям массовой гибели людей при крупных ДТП [4]. Такие ситуации несут максимально негативную нагрузку на психику людей, переживших трагедию. О психическом состоянии выживших вследствие крупномасштабных аварий на дорогах можно только догадываться, поскольку серьезных исследований в этой области на сегодня не проводилось.

Жизнь любого выжившего вследствие ДТП делится на «до» и «после», кардинально меняется мировоззрение человека, его отношение к себе и окружающим, происходят трансформации в ценностно-смысловой сфере[3]. Осознание этого и привело нас к изучению особенностей отношения выживших в ДТП к жизни и смерти, как основным экзистенциальным категориям.

Изложение основного материала. В нашем исследовании приняли участие пострадавшие вследствие двух крупных дорожно-транспортных происшествий. 1-ю группу исследуемых составили выжившие после аварии, случившейся в октябре 2010 года в городе М. Д-кой области.

Это ДТП стало самым масштабным за годы независимости Украины: на железнодорожном переезде автобус с 52 пассажирами столкнулся с движущимся на полном ходу локомотивом. В результате трагедии погибли 42 пассажира (среди них трое детей) и водитель автобуса, немногим позднее еще двое скончались в больнице. Выжило всего 8 человек.

Во 2-ю группу вошли пострадавшие в  ДТП, которое произошло 19 января 2012 года в городе З. Р-кой области. Вследствие столкновения микроавтобуса с грузовиком погибли 9 из 18 пассажиров. Все пассажиры этого рейса были паломниками, которые возвращались домой после посещения Свято-Успенской церкви, расположенной в селе Прилипче Черновицкой области.

Отметим, что разделение исследуемых на группы было произведено не только с учетом места и времени трагедии, но и с учетом изначально существующей разницы в мировоззрениях пострадавших: люди, попавшие в аварию в Р-кой области, были глубоко верующими и совершали паломничество к святыням; пострадавшие от столкновения автобуса с локомотивом были людьми, не отличавшимися особыми религиозными убеждениями.

Следует отметить, что в тяжелых жизненных ситуациях, люди склонны обращаться за духовной поддержкой гораздо чаще, чем за психологической. Большинство из переживших утрату, даже те, кто, как правило, не считают себя верующими людьми, переживая горе, с большей вероятностью пойдут в церковь, чем к специалисту-психологу.
Что чувствует и о чем думает человек, выживший в страшной трагедии, какие эмоции им овладевают, как он воспринимает мир? Точные и однозначные ответы на подобные вопросы получить специалисту крайне трудно, как и передать словами то, что переживает выживший в трагедии.

Напомним, что экстремальные ситуации характеризуются сверх сильным воздействием на психику пострадавшего, вызывая у него травматический стресс вследствие перегрузки физических и психических возможностей [5]. Кроме того, под влиянием травматического события у выжившего, как правило, нарушается процесс беспрерывного восприятия жизни, разрушаются существующие объяснительные схемы, которые помогали человеку до трагедии понимать и воспринимать свой внутренний мир [2].

Именно поэтому, при оказании экстренной психологической помощи выжившему, специалисту-психологу необходимо знать и понимать, какие изменения могут происходить с пострадавшим после трагедии, как он воспринимает окружающий мир, как смотрит в будущее [3].

Все вышесказанное и подтолкнуло нас изучить особенности отношения выживших после крупных ДТП к таким категориям как «Жизнь» и «Смерть», и рассмотреть это отношение в контексте присутствия/отсутствия веры, как резерва духовных сил и внутренней стойкости личности.

Прежде чем перейти к описанию полученных результатов, отметим некоторые особенности в поведении пострадавших от ДТП, диагностируемые нами  в первые часы после трагедии. Следует сказать, что как в первом, так и во втором случае на место дорожно-транспортной аварии вместе со службами экстренного реагирования, выезжали и психологи Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям, основной задачей которых было оказание экстренной психологической помощи пострадавшим [4].

По свидетельствам специалистов-психологов, наиболее острые реакции на произошедшее наблюдались у выживших, которые потеряли в этой трагедии родных, близких, друзей или знакомых. Кроме того, данные трагедии произошли вблизи населенных пунктов, что стало одним из дестабилизирующих работу специалистов-психологов факторов. Дело в том, что информация (зачастую очень искаженная) о случившемся ДТП мгновенно разлетелась среди проживавших недалеко от места трагедии людей. Практически в считанные минуты на месте аварии собралась толпа сочувствующих и зевак. Наличие большого количества женщин (особенно жителей близлежащих деревень и небольших населенных пунктов) провоцировало истерические реакции среди всех участников ДТП.

Психологам пришлось проводить работу по нейтрализации наиболее психически неустойчивых лиц, одновременно оказывая экстренную психологическую помощь пострадавшим от ДТП. Такие особенности работы психологов в очаге трагедии, помноженные на  большое количество погибших, не могли не сказаться на состоянии пострадавших.

При этом, у этих людей наиболее часто фиксировались двигательное возбуждение, плач и ступор. Кроме того, многие из тех, кто выжил, демонстрировали острую потребность выхода из травматической ситуации как в прямом, так и переносном смысле. Диагностировались лица, в поведении которых преобладал страх перед местом крушения, практически все пострадавшие искали поддержки у психологов.

Поведение пострадавших вследствие двух вышеназванных ДТП имело не только общие, но и специфические особенности. Так, большинство выживших вследствие трагедии в городе М. Д-кой области, обвиняли в случившемся водителя автобуса, высказывались о мести его семье за погибших.

Рассматривая особенности поведения выживших вследствие аварии пассажирского автобуса с паломниками в Р-кой области, отметим следующее.

По словам психологов, проводивших на месте трагедии мероприятия по оказанию экстренной психологической помощи, абсолютное большинство выживших сразу после аварии, в силу своих возможностей, пытались оказать посильную помощь всем тем, кто в ней нуждался. Т.е. на первое место в данной ситуации вышла не потребность в безопасности, а потребность в оказании помощи другим.

В условиях трагедии пострадавшие преимущественно сохраняли спокойствие: не метались, не кричали, не проявляли истерических реакций. Иными словами, эти люди сохранили самообладание и способность боле или менее контролировать свои эмоции. При этом никаких обвинений ни в сторону водителя, ни к кому-либо другому пострадавшие не высказывали.

Главной особенностью их поведения стал явно выраженный компонент смирения, диагностируемый нами на протяжении всего периода пребывания этих людей в зоне аварии. Многие из выживших постоянно повторяли: «На все воля Божья» или «Все под Богом ходим». Если и были у паломников какие-то негативные состояния, то назвать их экстраординарными нельзя, поскольку плач и нервная дрожь являются нормальными реакциями на ненормальную ситуацию. Такая смиренная позиция, на наш взгляд, и определила особенности восприятия пострадавшими данной травматической ситуации.

Основываясь на вышеизложенном, можно предположить, что ситуация столкновения со смертью для выжившего навсегда изменит его отношение как к самой смерти, так и к самой жизни.

Обсуждение результатов. Изучение отношения к жизни и смерти у выживших вследствие выше описанных дорожно-транспортных катастроф проводилось непосредственно после их вывода из зоны ДТП. Для этого нами был использован «Цветовой тест отношений» (А.М. Эткинд) [1]. Целесообразность использования данной методики заключается в том, что перед выжившим после выхода из зоны чрезвычайной ситуации возникает необходимость не только справляться с возникшими вследствие травматического опыта переживаниями, а и восстанавливать разрушенные когнитивно-емоциональные образования, которые помогут ему осознать смысл своей дальнейшей жизни и наметить новые значимые ориентиры [2].

Диагностика пострадавших с использованием данной методики проходила в медицинских учреждениях стационарного типа, куда сразу же после аварий направлялись выжившие.  

Стимульный материал предлагался нашим исследуемым ненавязчиво, в случае отказа от процедуры, – она повторно не проводилась. Диагностика осуществлялась по сокращенной процедуре с учетом психического состояния пострадавшего. Напоминание о трагедии со стороны психолога считалось крайне нежелательным.

Главным в нашем исследовании стало определение эмоциональной составляющей в отношении к понятиям «Жизнь» и «Смерть». Так как каждый из цветов имеет собственное эмоциональное наполнение или содержание, следовательно, трактовка значения выбранного пострадавшим цвета, позволяла получить описание оцениваемой им категории. Полученные результаты представлено в таблицах 1 и 2.

Таблица 1. Показатели частоты цветовых ассоциаций выживших вследствие ДТП по отношению к категории «Жизнь»

Цвета

Частота встречаемости выбора

Значимые различия

1-а группа (%)

2-а группа (%)

j

р

1.Синий

-

57,14

2,15

0,05

2. Зеленый

50,00

14,28

2,02

0,05

3. Красный

25,00

-

1,37

-

4. Желтый

-

-

-

-

5. Фиолетовый

-

28,58

1,40

-

6. Коричневый

25,00

-

1,37

-

7. Черный

-

-

-

-

0. Серый

-

-

-

-

Анализ результатов, полученных при изучении отношения выживших обоих групп к категории «жизнь» показал следующее. Установлено, что достоверно часто выжившие при ДТП в городе М. Д-кой области соотносят жизнь с зеленым цветом, среди выживших паломником таких только 14,28% - третье место в выборе цвета, плотно ассоциирующегося с категорией «Жизнь». Такой выбор в обеих группах пострадавших дает возможность предположить, что жизнь они воспринимают как необходимость проявлять внутреннюю силу, упорство, твердость и целеустремленность. По их мнению, необходимо придерживаться выбранных жизненных ориентиров, не поступаться собственными принципами и быть верными выбранным приоритетам. Также в данной ситуации прослеживается потребность действовать взвешенно, быть скрупулезным, не упускать детали и контролировать все, что происходит.

Следующую позицию в данной группе опрашиваемых заняли красный и коричневый цвет, выбор которых может говорить и как об активной жизненной позиции, так и об отсутствии сил сопротивляться жизненным трудностям. Ассоциация жизни с красным цветом с одной стороны может свидетельствовать о  восприятии жизни как нескончаемого потока энергии и активности. Но если трактовать данный выбор в контексте той ситуации, в которой оказались пострадавшие, то данную ассоциацию следует воспринимать как напряжение, импульсивность, ожидаемые испытания и постоянную готовность к действию.

Коричневый же цвет в данном прочтении наоборот можно трактовать как пассивную жизненную позицию, обращение к физическим ощущениям, стремление к обретению безопасности и избавления от ситуации, которая причинила боль и страдания.

Рассмотрение результатов цветовых выборов выживших паломников, которые не совпали с выборами пострадавших из 1-й группы, позволяет отметить следующее: наибольшее количество выборов в отношении категории «жизнь» выжившие вследствие катастрофы в Р-кой области отдали синему цвету. Можно предположить, что основным стремлением выживших в данной аварии является реализация потребности в создании обстановки эмоционального покоя, ощущения безопасности и гармонии. Скорее всего, этих пострадавших тяготит пережитая ими ситуация, и они стремятся к бесконфликтным отношениям, к сохранению внутренних сил, к демонстрации сопереживания и верности. Этот выбор в некоторой степени можно назвать предсказуемым, поскольку те, кто смотрел смерти в лицо, изо всех сил будут стараться беречь самое ценное в жизни и оберегать свой покой.

Вторым по частоте встречаемости является фиолетовый цвет, выбор которого может свидетельствовать о том, что выжившие, выбравшие зеленый цвет, склонны к определенному уходу от реальности, ими овладевают фантазии, они смотрят далеко в будущее, как бы боясь что-то не успеть сделать в этой жизни. Главной особенностью их отношения к жизни является то, что эти люди склонны «пропагандировать» подобный несколько фантазийный взгляд на будущее.

Переходя к рассмотрению результатов отношения выживших вследствие аварий к категории «Смерть» отметим, что более чем у трети выживших из 1-й группы и лишь у отдельных лиц из 2-й группы эта категория прочно ассоциируется с черным цветом.

Таблица 2. Показатели частоты цветовых ассоциаций выживших вследствие ДТП по отношению к категории «Смерть»

Цвета

Частота встречаемости выбора

Значимые различия

1-а группа (%)

2-а группа (%)

j

р

1.Синий

12,50

-

1,27

-

2. Зеленый

-

-

-

-

3. Красный

25,00

-

1,52

-

4. Желтый

-

-

-

-

5. Фиолетовый

-

-

-

-

6. Коричневый

-

57,14

2,11

0,05

7. Черный

37,50

14,29

1,54

-

0. Серый

25,00

28,57

0,66

-

Эти результаты, с учетом ситуации, которую пережили наши испытуемые, можно назвать абсолютно ожидаемыми, несмотря на то, что в самостоятельной трактовке черный цвет по своим диагностическим свойствам является нивелирующим компонентом. В нашей же ситуации мы можем говорить о ярко выраженном (особенно среди выживших после катастрофы в городе М.) протесте против предъявляемой категории. Для выживших в этой трагедии, смерть действительно видится только в черном цвете, что дает возможность говорить о действительно сильном травматическом воздействии на них пережитой трагедии.

Отметим, что на вторых позициях в обеих группах отмечен серый цвет как ассоциация со смертью. Данный выбор может говорить о том, что человек перед лицом смерти чувствует себя потерянным, неуверенным, для него ничего не имеет значения, он бессилен и слаб.

Следующий ассоциативный выбор нас несколько удивил, т.к. ассоциация смерти с красным цветом, была полной неожиданностью. Эти сомнения были сняты сразу после высказанного комментария одного из участников столкновения автобуса с локомотивом: «Смерть для меня отныне одного цвета – цвета крови». В данном случае можно предположить, что ситуация диагностики послужила поводом для выхода переживаний от психотравмы, полученной пострадавшими вследствие аварии. Добавим, что в группе пострадавших паломников смерть с красным цвет не отождествлялась.

При этом, больше половины пострадавших от ДПТ в Р-кой области соотнесли смерть с коричневым цветом. Такая ассоциация позволяет предположить, что категория «Смерть» вызывает у пострадавших болезненные ощущения и физические страдания. Эту категорию прочно отождествляют как с потерей корней, смысла существования, так и с общим дискомфортом.

Выбор синего цвета по отношению к категории «Смерть» был отмечен у 12,50% пострадавших от катастрофы в Д-кой области. Такая ассоциация дает право предположить наличие негативного отношения к ситуации или категории, которое предполагает стремление к покою и уходу от данной ситуации. Кроме того, выбор синего цвета по отношению к категории «Смерть», может свидетельствовать о негативном отношение к себе, вызванном присутствующим у выживших чувством вины, которое, естественно, является безосновательным.

 Заключение. Подводя итоги, отметим, что отношение выживших к изучаемым категориям в некоторой степени перекликается с особенностями их реакции на трагическое событие, участниками которого они стали. При этом, на наш взгляд, наличие веры у пострадавших довольно четко определяет вектор восприятия ими как жизни, так и смерти. Гипотетически, их отношение к данным категориям можно попытаться соотнести с отношением к данным категориям людей, которые не переживали подобные ситуации.

Обращаясь к результатам отношения к жизни и смерти выживших после столкновения с локомотивом, можно отметить присутствие некоторой категоричности в оценках – промежуточного отношения в этой группе практически не фиксировалось.

Таким образом, отношение к жизни и смерти у выживших после крупных автокатастроф, может трактоваться сквозь призму их общего мировосприятия, самоощущения, жизненных взглядов и убеждений. Исследование показало, что верующие люди, в некоторой степени, менее склонны к деструктивным проявлениям в своем поведении и категоричности в оценках, после полученной психотравмы. Подобные экстремальные ситуации могут восприниматься ими как испытание, а нерелигиозные люди воспринимают их как наказание. Именно такая позиция может оказывать влияние на формирование соответствующего отношения человека как к жизни, так и к смерти.

Список литературы:

  1. Бажин Е.Ф., Эткинд А. М. Цветовой тест отношений (ЦТО). Методические рекомендации – Л.: Ленинградский научно-исследовательский психоневрологический институт, 1985.- 21 с.
  2. Василюк Ф.Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций - М.: Издательство Московского университета, 1984. – 200 с.
  3. Оніщенко Н.В. Трансформація світосприйняття особистості як наслідок зіткнення зі смертю в умовах надзвичайної ситуації // Збірка статей за матеріалами міжнародної науково-практичної конференції «Психологічні особливості особистості в умовах трансформації суспільства» (Україна, м. Макіївка, 24-25 лютого 2012 р.) - МЕГІ, 2012. – С. 154-156.
  4. Онищенко Н.В. Экстренная психологическая помощь пострадавшим, пережившим столкновение со смертью в очаге чрезвычайной ситуации // «Пожарная безопасность: проблемы и перспективы»: материалы ІІІ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием  (Россия, г. Воронеж, 20 сентября 2012 г.) / В 2 Ч. Ч. 2. Воронеж ВИ ГПС МЧС России, 2012. – С. 115-117.
  5. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса  – СПб.: Питер, 2001.- 272 с.

Источник - Оніщенко, Н.В. Отношение к жизни и смерти у выживших вследствие крупних автомобильных катастроф / Н.В. Оніщенко // «Вестник Пермского университета. ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. СОЦИОЛОГИЯ» - 2013, Выпуск 2 (14) – С.114-120.

Ключові слова: